Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Другое - Имущественные права и обязанности супругов в рк

Имущественные права и обязанности супругов в рк

Имущественные отношения супругов


Брачный договор выполняет специфическую функцию, определяя режим собственности супругов. Он может предусматривать обязанности супругов по совершению обоюдных действий, но на практике зачастую подобные положения в брачные договоры не включаются.

Поэтому назвать брачный договор формой обязательственного правоотношения затруднительно.

Сразу возникает ассоциация с договором о совместной деятельности (простого товарищества), относящимся в национальной правовой системе к подотрасли права собственности и иных вещных прав. В этой связи автор Б. Джандарбек считает, что можно сделать аналогичный вывод и о правовой природе брачного договор.

Закона РК «О браке и семье» посвящена имущественным правам и обязанностям супругов, в статьях которой определены законный и договорный режимы имущества супругов. Даже общее ознакомление с ними позволяет выявить некоторые структурные недостатки: определяются лишь вещные правоотношения супругов; подавляющее большинство норм регламентирует вещные имущественные отношения; брачный договор в контексте очерчен больше как основание возникновения вещных правоотношений. Несмотря на то, что институт брачного договора был введен еще Казахской ССР от 22 октября 1993 г.

«О внесении изменений и дополнений в Кодекс о браке и семье»

, он не получил еще полноценного применения. В соответствии с Закона РК «О браке и семье» (ЗоБС РК): «В брачном договоре супруги вправе определить свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов; определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся имущественных отношений супругов». Что касается содержания брачного договора, то Л.Б.

Максимович, во-первых, раскрывает понятие «доход» супругов, во-вторых, обращает внимание на то, что семейные расходы — понятие широкое и в законе не детализовано. С этим можно согласиться, и поэтому для определения содержания брачного договора по поводу обязательственных прав и обязанностей супругов большое значение будет иметь договорная практика, использование потенциала диспозитивного регулирования правом имущественных отношений. В этой связи интерес представляет высказанная указанным автором позиция по поводу регулирования жилищных прав и обязанностей супругов.

Однако упоминается лишь регулирование этих отношений применительно к прекращению брака. Более обоснованной представляется точка зрения И.В.

Амирхановой, которая полагает, что «конструкция участия супруга в обязательствах другого супруга не может быть определена только как гражданско-правовая. Правовая природа этой конструкции имеет вещно-правовую основу и обязательственные начала». Потенциал регулирования имущественных отношений между супругами используется далеко не в полной мере.

Одновременно следует учитывать, что природа брачного договора как регулятора имущественных отношений достаточно четко не определена. Поэтому договорные и иные обязательственные отношения между супругами — это предмет отдельного исследования.

Рассмотрим вопросы правового режима собственности супругов.

В соответствии со ГК РК общая совместная собственность существует в виде: 1) общей собственности супругов; 2) общей собственности крестьянского (фермерского) хозяйства; 3) общей совместной собственности на приватизированное жилище. Все перечисленные в законе случаи возникновения общей совместной собственности могут затрагивать режим отношений супругов.

В этой связи следует заметить, что регулирование имущественных отношений супругов не носит исключительно семейно-правовой характер. На отношения с участием супругов неизбежно воздействуют нормы гражданского, жилищного законодательства, законодательства, регламентирующего предпринимательскую деятельность.

Необходимо подчеркнуть, что специфика жилищных и предпринимательских правоотношений с учетом воздействия на них норм брачно-семейного законодательства и отражения в них особенностей правового статуса супругов важна в рассматриваемом нами вопросе.

Кроме того, следует обратить внимание на то, в какой степени общие правила, закономерности регулирования имущественных отношений ограничивают специфику имущественных правоотношений в семейно-правовой сфере.

Например, отношения собственности в семье (между супругами) не могут приобретать какой-то радикально новый характер и содержание и остаются, в принципе, теми же отношениями собственности.

Вместе с тем для этих отношений характерны специфические объекты общей и раздельной собственности супругов, особые юридические факты, способствующие возникновению собственности супругов. Учитывается доверительный и в некоторой мере социально обусловленный характер отношений между ними.

Остановимся на режиме общей совместной собственности. Участники совместной собственности, если иное не предусмотрено соглашением между ними, сообща владеют и пользуются общим имуществом.

Сложно согласиться с точкой зрения Г.А. Жайлина, который указывает, что

«при наличии отношений общей собственности нет необходимости определять порядок владения и пользования имуществом, поскольку не происходит определения доли каждого общего собственника»

(применительно к общей совместной собственности.

— Прим. автора). Видимо, автор акцентирует внимание на особых, как правило, доверительных отношениях участников общей совместной собственности. Однако в ряде случаев необходимость определения порядка владения, пользования имуществом может существовать. В частности, в крестьянском хозяйстве, действующем как семейно-трудовое объединение лиц, использующем в числе прочего собственность супругов, может существовать определенное разделение труда, условные структурные подразделения крестьянского хозяйства.

В частности, в крестьянском хозяйстве, действующем как семейно-трудовое объединение лиц, использующем в числе прочего собственность супругов, может существовать определенное разделение труда, условные структурные подразделения крестьянского хозяйства. Поэтому порядок владения и пользования имуществом может быть определен в силу объективной необходимости.

Субъективная необходимость определения порядка пользования имуществом может сложиться в силу того, что участники общей совместной собственности радикально изменяют характер своих личных взаимоотношений и перестают быть близкими людьми.

Основанием для соглашения супругов об определении порядка владения и пользования общим имуществом могут служить любые мотивации, не являющиеся противоправными и не носящие характер злоупотребления правом. Супруги могут определить порядок владения и пользования общим имуществом, не определяя своих долей в нем. По общему правилу характер отношений сособственников, особенности имущества обусловливают нецелесообразность взаимного ограничения их правомочий.

Правомочие по распоряжению имуществом каждым из участников общей совместной собственности согласно законодательству не ограничивается.

Это касается и отношений с участием супругов. Причем свобода распоряжения имуществом каждым из сособственников — это лишь внешнее представление.

На самом деле их права ограничены правами другого сособственника, но эти ограничения в соответствии с действующими законодательными положениями отходят на второй план и становятся незримыми. В этой связи можно полностью согласиться с мнением И.В.

Жилинковой о том, что

«члены семьи, которым имущество принадлежит на праве общей собственности, обязаны владеть, пользоваться и распоряжаться общим имуществом по согласию всех участников»

. Речь, таким образом, идет не о праве свободного распоряжения имуществом каждым из участников общей совместной собственности, а о презумпции такого права. Само право должно возникнуть лишь при наличии согласия всех участников общей собственности.

Названная презумпция не применяется, когда совершаются некоторые сделки, прямо указанные в законе.

Если сделка, которую планирует совершить участник совместной собственности, будет требовать нотариального удостоверения или государственной регистрации, необходимо нотариально удостоверенное согласие других участников совместной собственности на совершение такой сделки. Если такое согласие отсутствовало в момент совершения сделки, то будет предполагаться, что другая сторона знала об отсутствии права на совершение сделки у других участников общей собственности.

То есть применяется обратная презумпция.

Сделка, совершенная без нотариально удостоверенного согласия всех участников общей собственности, может быть признана недействительной по иску кого-либо из сособственников. Если же сделка не требует нотариального удостоверения либо государственной регистрации, то она не подлежит оспариванию.

По этой причине мы считаем, что применение первой презумпции следует серьезно ограничить и в ряде случаев заменить ее второй — презумпцией отсутствия согласия другого участника и знания об этом факте лиц, с которыми вступает в правоотношение один из участников общей совместной собственности. М.В. Антокольская считает, что необходимость представления доказательств согласия другого супруга привела бы к чрезвычайному затруднению гражданского оборота.

В то же время, по ее мнению: «В отношении значительных сделок оно (согласие. — Б.Д.), как правило, должно быть непосредственно выражено».

Данный подход не совсем соответствует действующему законодательству РФ. Поскольку п. 3 ст. 35 Семейного кодекса Российской Федерации предусматривает получение нотариально удостоверенного согласия другого супруга для совершения сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке.

Поскольку п. 3 ст. 35 Семейного кодекса Российской Федерации предусматривает получение нотариально удостоверенного согласия другого супруга для совершения сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке. Но ведь могут быть совершены значительные сделки, которые не соответствуют перечисленным критериям. Тем не менее, в подходе автора есть очень большая доля здравого смысла.

В таком направлении необходимо провести работу по совершенствованию законодательства и в РК, т.е. четко разграничить сделки, которые нельзя оспорить вследствие неполучения согласия другого сособственника, и те, которые можно оспорить.

Круг сделок, подлежащих оспариванию, следует существенно расширить, что и повлечет сужение презумпции участника общей совместной собственности.

Потребность в этом существует.

Либерализация гражданского оборота привела к тому, что сейчас в РК значительное количество сделок может быть совершено без нотариального удостоверения либо государственной регистрации (см., например, нормы , и ряда последующих глав ГК РК, касающихся формы совершаемых договоров).

Законодатель, предусматривая согласие сособственника на совершение сделок, требующих нотариального удостоверения либо государственной регистрации, видимо, исходил из возможной значительности нарушения имущественных прав и интересов другого сособственника. В связи с этим можно заметить, что совершение сделок, не требующих нотариального удостоверения или государственной регистрации, может существенно ущемить интересы другого сособственника.

Например, один из сособственников (включая супругов) может заключить договор аренды крупного объекта недвижимости на срок менее одного года. Такую сделку можно будет не регистрировать. Один из сособственников может получить арендную плату за весь период и использовать для каких-то своих целей или сокрыть ее.

Возникнет обременение, которое создаст неудобства для другого сособственника, однако оспорить сделку будет практически невозможно. В соответствии с ГК РК, согласно которому

«совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий, только в случае если будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом»

.

Но ГПК РК, в частности, применительно к нашей ситуации возлагает бремя доказывания на сособственника, пытающегося оспорить сделку (на наш взгляд, вероятность того, что это лицо докажет факты, указанные в ГК РК, невысока).

Собственник может быть заинтересован произвести отчуждение движимого имущества, не обладающего значительной стоимостью по договору ренты. В любом случае, такой договор подлежит нотариальному удостоверению. Поэтому вследствие этого будет требоваться согласие другого сособственника.

Хотя степень возможного вреда такого договора для него может быть существенно ниже.

Свобода гражданского оборота серьезно не пострадает, если требовать удостоверения согласия сособственников на совершение одним из них сделок в большинстве случаев. Ведь речь идет о легальном обороте с соблюдением всех законодательных предписаний при соответствующем уровне правосознания его участников.

Ведь речь идет о легальном обороте с соблюдением всех законодательных предписаний при соответствующем уровне правосознания его участников.

Форма согласия должна будет соответствовать форме совершаемой сделки. Еще одним доводом в пользу этого является то, что и лицо, совершившее сделку непосредственно, и лицо, давшее согласие, одновременно (объективно) выступают в качестве одной стороны обязательственного правоотношения, которое возникает по поводу распоряжения общим имуществом. Участник общей совместной собственности не может не иметь участия к обязательственному правоотношению, возникающему по поводу общей совместной собственности.

В свою очередь, обязательственное договорное правоотношение не может (не должно) возникнуть без юридически значимой воли всех участвующих в нем субъектов, имеющих статус стороны обязательства.

Таким образом, особенность отношений общей совместной собственности супругов заключается в том, что они не могут не выступать в качестве одной стороны гражданского договорного правоотношения. Исследовать все аспекты этого в рамках данной работы мы не сможем. Тем не менее, обозначим возможные проблемы.
Тем не менее, обозначим возможные проблемы.

Особенности таких обязательств могут касаться порядка их исполнения, выбора имущества, за счет которого будет производиться исполнение, и т.д.

Стабильность гражданского оборота не пострадает, а, наоборот, выиграет оттого, что будет всегда требоваться согласие другого сособственника на распоряжение имуществом.

В результате будут практически исключены основания оспаривания сделок, и лицо, приобретающее имущество, находящееся в общей собственности, будет уверено, что у него не возникнут в будущем юридические проблемы.

В ином ракурсе данная проблема отражается И.В. Амирхановой. «В деловом обороте от имени супругов выступает один из супругов с согласия другого супруга, которое может быть подтверждено при регистрации индивидуального предпринимательства.

Вместе с тем не предусмотрен механизм фиксации такого согласия супруга-сопредпринимателя налоговыми органами, регистрирующими предпринимателей.

Нормы, касающиеся использования согласия другого супруга при осуществлении предпринимательской деятельности одним из них, являются практически недействующими. В основаниях возникновения отношений представительства, закрепленных в ГК РК, выраженное регистрирующему органу согласие не значится». Объяснить возможность такого представительства поэтому можно лишь действием ЗоБС РК.

Указанная норма предусматривает приоритет брачно-семейного законодательства в регулировании имущественных отношений супругов.

Вследствие этого применима презумпция согласия другого супруга на совершение супругом сделок в предпринимательском обороте.

При отсутствии согласия одного из супругов на выступление другого супруга в деловом обороте от его имени предполагается, что супруг, выступающий в деловом обороте, осуществляет предпринимательскую деятельность в качестве личного предпринимательства.

Наиболее предпочтительным представляется применение многоуровневого регулирования имущественных отношений супругов. Первый уровень — это общие гражданско-правовые нормы, определяющие режим собственности, в том числе общей (включая общую совместную). Второй — это семейно-правовые нормы.

Они выступают по отношению к общим нормам гражданского законодательства в качестве специальных норм. Когда имущество супругов вовлекается в предпринимательский оборот, то должны применяться специальные нормы, отражающие специфику использования этого имущества. Поэтому правовое регулирование семейного предпринимательства следует дополнить.

Думается, что в сфере предпринимательства недопустимы произвольные решения. Правила «игры» применительно к предпринимательскому обороту должны быть сформулированы четко.

Приоритет иного специального законодательства в регулировании имущественных отношений супругов может иметь место в области жилищного права и в некоторых иных сферах. Как было отмечено, регулирование общей совместной собственности супругов осуществляется и общими нормами (непосредственно ГК РК).

На эти отношения воздействуют нормы ГК РК.

Применимы базовые положения относительно общей собственности, т.е. нормы, регламентирующие общую долевую собственность. Отсылочная норма содержится в ГК РК.

Она предусматривает, что особенности права общей совместной собственности супругов определяются законодательством о браке и семье.

В КазССР с 1993 г. появилось понятие договорного режима имущества супругов, который был невозможен с точки зрения прежнего законодательства. Помимо договорного существует законный режим имущества супругов, если брачным договором не предусмотрено иное ( ЗоБС).

Несмотря на наличие брачного договора, режим общего имущества может определяться непосредственно законом, если имеют место отношения общей собственности в рамках крестьянского (фермерского) хозяйства ( ЗоБС). Общей совместной собственностью супругов является имущество, нажитое ими во время состояния в браке. К нему относится имущество, приобретенное на доходы, полученные от трудовой, предпринимательской, интеллектуальной деятельности супругов, независимо от того, на чье имя приобретено имущество, и кем из супругов внесены денежные средства в целях получения дохода или приобретения имущества.

К общему имуществу супругов относится движимое и недвижимое имущество, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, если это имущество было приобретено за счет общих доходов супругов. В современных условиях будет оправданным использование не термина «общая собственность», а «общее имущество».

Причем состав такого имущества может дифференцироваться по группам объектов. Например, можно выделить традиционную собственность, имущественные права и интеллектуальную собственность, которая имеет значительную степень специфики. Это минимальная дифференциация. А в целом, на наш взгляд, следует учитывать особенности правового режима различных имущественных благ и прав.

А в целом, на наш взгляд, следует учитывать особенности правового режима различных имущественных благ и прав. Например, ценных бумаг, долей в уставных капиталах хозяйственных товариществ, паев в производственных кооперативах и т.д.

К общему имуществу относятся как доходы от использования общего имущества супругов, так и доходы от использования раздельного имущества каждого из супругов.

В этом проявляется специфика отношений собственности супругов, в которых по умолчанию все имущество, за исключением законодательно перечисленного, поступает в общую совместную собственность супругов.

Рекомендуем прочесть:  Допустимый вес марихуанны

Эта конструкция несколько противоречит общим нормам гражданского законодательства.

Право собственности на плоды и доходы обусловлено правом собственности (или иным законным обладанием) на имущество, дающее плоды, доходы. ГК РК обусловливает поступление плодов и доходов в общую долевую собственность вследствие обладания имуществом, давшим плоды, доходы на праве общей долевой собственности.

Менять это устоявшееся правило, вряд ли есть смысл.

К общему имуществу относятся полученные одним из супругов пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения.

То, что один из супругов по уважительной причине не участвовал в формировании общей собственности, не имеет значения. Если один из супругов в период брака вел домашнее хозяйство, осуществлял уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода, это не будет ущемлять его (ее) права на приобретение нажитого имущества в общую совместную собственность. Супруги могут одновременно состоять в трех разновидностях отношений собственности.

Некоторые части имущества могут принадлежать им на праве общей совместной собственности, если супруги не изменили законный режим такого имущества. Часть имущества в силу действия брачного договора может являться их общей долевой собственностью. Кроме того, всегда, пусть даже в достаточно ограниченном объеме, будет существовать раздельная собственность супругов (например, право собственности на личные вещи каждого из супругов).

Режим раздельной собственности может быть основан на договоре. Кроме того, супруги могут обладать раздельной собственностью в случаях, прямо указанных в законе. Это касается случаев приобретения одним из супругов имущества в дар, в порядке наследования или по иной безвозмездной сделке.

Имущество каждого из супругов может быть признано их общей совместной собственностью. Это возможно, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества другого супруга, либо труда любого из супругов были произведены вложения, значительно увеличившие стоимость этого имущества. Закона РК «О браке и семье» предусматривает раздел общего имущества супругов.

В соответствии с постановления пленума Верховного Суда Республики Казахстан от 28 апреля 2000 г. № 5

«О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»

раздел общего имущества супругов при расторжении брака производится по правилам, установленным Закона РК «О браке и семье» и ГК РК.

Стоимость имущества, подлежащего разделу, при отсутствии соглашения сторон определяется судом на основании заключения эксперта, в том числе заключения государственного органа по оценке имущества. Представляют интерес выводы коллегии по гражданским делам Верховного Суда РК, сделанные в постановлении, вынесенном по одному из гражданских дел. В обоснование незаконности решения районного суда было указано, что в деле о разделе общей совместной собственности по иску гр.

Асылбековой к Досбергенову неправильно определена стоимость имущества, подлежащего разделу. При определении стоимости дома, веранды, обшивки дома вагонкой, печи, хозблока, бани и размера выплаты заявительнице по иску о разделе совместно нажитого имущества денежной компенсации за участие во вложениях в спорное имущество суд исходил из стоимости данного имущества, указанного в справке центра по регистрации прав на недвижимое имущество.

Между тем по общему правилу необходимо исходить из действительной стоимости этого имущества, определяемой с учетом сложившихся в данной местности цен на строительные материалы и работы, транспортные услуги, места расположения дома, степени его благоустройства, износа, возможности его использования. При этом надлежало определить стоимость имущества до произведенных в него вложений и после произведенных вложений. Выяснение этих обстоятельств дало бы возможность определить, насколько (значительно или нет) увеличилась стоимость этого имущества вследствие произведенных вложений.

Согласно указанному пункту постановления пленума Верховного Суда РК от 28 апреля 2000 года изменение брачным договором режима совместной собственности обязывает суд при разрешении спора о разделе имущества супругов руководствоваться условиями такого договора.

Отмечено, что в силу ЗоБС РК брачный договор в этом же производстве может быть признан недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение.

Как представляется нам, в таких случаях должны применяться критерии кабальной сделки, и более облегченного представления об основаниях недействительности создаваться не должно. Наше предложение обусловлено тем, что семейное законодательство не имеет собственного механизма признания недействительности сделок, поэтому применимы общие основания признания недействительности сделок.

Брачный договор может быть признан недействительным вследствие этого и по иным основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.

Раздел общего имущества может быть произведен по требованию любого из супругов во время состояния в браке, во время расторжения брака и после этого, а также по требованию кредиторов о разделе общего имущества супругов, для обращения взыскания на долю одного из супругов в их имуществе.

При разделе имущества супругов суд руководствуется теми же правилами, что и при разделе общей собственности вообще. При этом следует учитывать некоторые специфические нормы.

Вещи, приобретенные исключительно для удовлетворения потребностей несовершеннолетних детей (одежда, обувь, школьные и спортивные принадлежности, музыкальные инструменты, детская библиотека и другие), разделу не подлежат и передаются без компенсации тому из супругов, с которым проживают дети. Вклады, внесенные супругами за счет общего имущества супругов на имя их несовершеннолетних детей, считаются принадлежащими этим детям и не учитываются при разделе общего имущества.

Законодательство в этой связи устанавливает, на наш взгляд, излишне детальное, дублирующее регулирование таких отношений.

По сути, речь идет не об имущественных отношениях супругов, а об отношениях собственности с участием несовершеннолетних детей, которые являются собственниками названного имущества. В брачно-семейном законодательстве РК, как и в брачно-семейном законодательстве Украины,

«дети при жизни родителей не имеют права на имущество, равно как и родители не имеют права на имущество детей»

. Учет законных интересов детей лежит и в основе Закона «О браке и семье».

В соответствии с данной нормой суд вправе отступить от начала равенства долей супругов, в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей. Необходимо предусмотреть соответствующие инструменты оценки таких интересов.

В современной ситуации учитывать интересы детей следует как можно чаще.

Нужно соотносить учет интересов детей с уровнем того содержания, которое они получают от того или иного родителя, и если родитель не в состоянии обеспечивать ребенка на достаточном уровне, то он должен испытывать косвенное обременение за счет своего имущества. Если один из супругов не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи, суд также может отступить от равенства долей, т.е. уменьшить долю, причитающуюся супругу, который наносил ущерб имущественным интересам семьи.

При разделе общего имущества между супругами соразмерно присужденным им долям распределяются долги. Под общими долгами понимаются те обязательства супругов, которые возникли в результате распоряжения их общим имуществом.

Правда, это вопрос спорный, и поэтому даже если кто-то из супругов принял на себя обязательство, носящее, на первый взгляд, личный характер, доказать реально, что обязанность должна исполняться за счет раздельного имущества супругов, будет крайне трудно.

Недостаточно проработан вопрос регулирования брачным договором режима ответственности по договорным обязательствам. могут существовать в рамках крестьянского хозяйства.

Регламентация деятельности крестьянского (фермерского) хозяйства, в том числе осуществление им права собственности, определена ГК и Законом «О крестьянском (фермерском хозяйстве)». В соответствии с названного закона крестьянским (фермерским) хозяйством признается семейно-трудовое объединение лиц, в котором осуществление индивидуального предпринимательства неразрывно связано с использованием земель сельскохозяйственного назначения для производства сельскохозяйственной продукции, а также с переработкой и сбытом этой продукции. Режим собственности в крестьянском хозяйстве отличается по его субъектам и тем, что собственность крестьянского (фермерского) хозяйства подчиняется законному режиму.

Кроме того, отличие состоит в порядке распоряжения имуществом, в перечне и назначении объектов, которые составляют общую собственность крестьянского (фермерского) хозяйства, правилах раздела имущества. Если, например, супруги, заключив брачный договор, создадут крестьянское хозяйство и не изменят режим собственности, то наряду с договорным режимом права собственности супругов будет существовать режим общей совместной собственности крестьянского хозяйства. Сказанное может касаться и отношений собственности на приватизированное жилище.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+