Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Другое - Мошенничество с использованием электронных средств платежа проблемы

Мошенничество с использованием электронных средств платежа проблемы

Мошенничество с использованием электронных средств платежа (ст. 159.3 УК РФ)


 В статье автор анализирует динамику роста преступлений с использованием электронных средств платежа, приводит примеры наиболее распространённых видов совершения мошеннических действий с использованием электронных средств платежа, приводит примеры мер для решения данной проблемы.

Ключевые слова: электронные средства платежа, мошенничество, банковские карты, дистанционное банковское обслуживание, техническая защита. Развитие общества и научно-технический прогресс привели к тому, что в 21 веке информационные и компьютерные технологии плотно вошли в жизнь каждого человека.

Вместе с тем развивалась и экономическая сфера, и как неотъемлемая часть экономической жизни общества развивались и совершенствовались средства платежа. Несмотря на то, что доля бумажного денежного оборота в России по-прежнему остается высокой, электронные средства платежа с каждым годом приобретают все большую популярность среди граждан. В последние несколько лет наряду с депозитными и кредитными банковскими картами общество все чаще стало прибегать к использованию бесконтактных способов оплаты таких, как мобильные телефоны, планшеты, часы с установленным на них специальным программным обеспечением для считывания терминалами оплаты.

Поскольку растет популярность электронных расчетов, то и число преступлений, в частности мошенничества с использованием электронных средств платежа с каждым годом становится больше.

В этой связи у законодателя появилась необходимость отграничить мошенничество с использованием электронных средств платежа (ст.

159.3 УК РФ) от простого мошенничества, предусмотренного ст. 159 УК РФ. В российском уголовном кодексе статья предусматривающая ответственность за мошенничество с использованием электронных средств платежа появилась в ноябре 2012 года [3]. Первоначальная редакция статьи носила название «Мошенничество с использованием платежных карт», но в апреле 2018 года были внесены корректировки, которые расширили сферу ее применения [2].

Первоначальная редакция статьи носила название «Мошенничество с использованием платежных карт», но в апреле 2018 года были внесены корректировки, которые расширили сферу ее применения [2]. В России под электронными средства платежа (ЭСП), согласно п.

19 ст. 3 Федерального закона от 27.06.2011 № 161-ФЗ «О национальной платёжной системе», понимается «средство и (или) способ, позволяющие клиенту оператора по переводу денежных средств составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода денежных средств в рамках применяемых форм безналичных расчетов с использованием информационно-коммуникационных технологий, электронных носителей информации, в том числе платежных карт, а также иных технических устройств» [1].

Законодательно не утверждено, что именно относится к электронным средствам платежа. Наиболее часто мошеннические действия, подпадающие под квалификацию по ст. 159.3 УК РФ, совершаются с использованием банковских карт, при использовании интернет-банкинга, электронных кошельков, а также и других популярных платежных сервисов.

В таблице представлено количество преступлений, выявленных правоохранительными органами Тюменской области в различных сферах мошенничества в период с 2015 по 2021 гг. по данным главного информационно-аналитического центра МВД РФ Таблица 1 Динамика зарегистрированных преступлений квалифицированных по ст. 159–159.6 УК РФ за 2015–2019гг.

вТюменской области 2015 2016 2017 2018 2021 159 2 863 2 589 2 861 2 516 2 989 159.1 91 71 96 109 121 159.2 28 37 41 59 54 159.3 5 7 9 52 241 159.4 6 0 9 2 1 159.5 4 5 15 18 6 159.6 361 839 405 138 87 Всего преступлений в сфере мошенничества 3 358 3 548 3 436 2 894 3 499 В 2021 году в Тюменской области было выявлено 241 преступление квалифицированной по ст.

159.3 УК РФ, прирост по сравнению с 2015 годом составил 4 720 %, а по сравнению с 2018 годом — 363,46 %.

Как видно из данных, приведенных в таблице, наибольший рост преступлений за последние 5 лет произошел в рамках статьи, предусматривающей ответственность за мошенничество с использованием электронных средств платежа. Такой значительный прирост связан, во-первых, с растущим числом операций с использованием электронных средств платежа, во-вторых, в недостаточно эффективным применении положений, предусмотренных данной статьей. Кроме того, немаловажным фактором, приводящим к росту числа преступлений с использованием электронных средств платежа, является плохая работа банков по информированию своих клиентов, во-первых, о появлении новых способах мошенничества, во-вторых, о разрабатываемых банками продуктах, предназначенных для защиты средств на банковских счетах.

Согласно официальным данным подобная статистика, с ростом количества фактов мошеннических действий совершаемых с использованием электронных средств платежа наблюдается во всех регионах России. Согласно отчету, опубликованному Центром мониторинга и реагирования на компьютерные атаки в кредитно-финансовой сфере Банка России (ФинЦЕРТа Банка России) [4] за 2021 год, мошенниками было совершенно 576 566 единиц операций без согласия клиентов с использованием электронных средств платежа на общую сумму 6 426,5 млн. рублей. Фактически данные операции можно разделить на три блока: операции, совершаемые через терминалы, импринтеры, банкоматы; операции, совершаемые через систему дистанционного банковского обслуживания; CNP-транзакции, т.

е. оплата в сети Интернет. Как правило, операции по списанию средств без согласия физических лиц происходит в результате получения мошенниками доступа к конфиденциальной информации лиц к электронным средствам платежа, либо путем обмана лицо побуждается к самостоятельному переводу средств мошеннику.

Последнее характеризуется термином «социальный инжиниринг», т. е. несанкционированный доступ к сведениям либо системам хранения данных без использования технических средств.

В период ситуации, сложившейся в 2021 году в России и мире, связанной с пандемией короновирусной инфекции, возросло количество покупок, совершаемых через сеть Интернет с применением электронных средств платежа, что в свою очередь привело к увеличению числа фактов совершаемого мошенничества. Согласно данным МВД России, в период пандемии в стране увеличилось число фактов совершения мошеннических действий на 48,5 %, а с использованием электронных средств платежа более чем в два раза.

Рост преступлений с использованием электронных средств платежа в первую очередь связан с введением властями режима самоизоляции и закрытием на карантин многих сфер торговли и услуг.

В связи с высоким уровням стресса у населения, связанного введением ограничительных мер для борьбы с короновирусной инфекцией, по данным Центробанка участились случаи применения метода социальной инженерии со стороны мошенников, в частности для получения доступа к данным электронных средств платежа граждан либо добровольному побуждению к переводу денежных средств.

По сообщениям Центробанка участились случаи звонков от мошенников с предложениями о помощи в списании долгов либо получении отсрочки по кредитам, получении различного радо пособий и другого. Весь разговор сводится к тому, что мошенник просит сообщить ему банковские реквизиты карты и одноразовый пароль, либо самостоятельно совершить оплату. В результате чего с кары списываются все денежные средства.

Также одним из популярных способов мошенников стало использование «лже-благотворительны акций», целью которых является сбор денежных средств для врачей, работающих с пациентами, зараженными короновирусной инфекцией либо для помощи наиболее пострадавшим странам. Цель данных лиц остается той же, с помощью «фейкового» интернет-сайт получить данные банковской карты и в дальнейшем списать с нее все средства. Кроме того, мошенники распространяют вредоносное программное обеспечение для получения личных данных пользователей либо данных банковских карт.

Для этого на электронную почту отправляют рассылку с прикреплённой ссылкой на сторонний сайт, переход по которой позволяет мошенникам получить доступ к вашим данным. Это лишь некоторые способы совершения мошеннических действий с использованием электронных средств платежа, наиболее распространённых в период пандемии.

Поскольку проблема защиты электронных средств платежа вникла относительно не давно законодатель ведет работу по усовершенствованию способов. Одним из первых шагов по технической защите платежных инструментов был запрет на выпуск банками платежных карт только с магнитной полосой, с 1 января 2015 года банки обязаны оснащать карты чипами. Данная мера способствовала значительному сокращению применения мошенниками такого метода как скимминг, т.

е. кража данных банковской карты при помощи подключения к банкомату специального считывающего устройства. Перевод клиентов на банковские карты со встроенным чипом помогло, к настоящему времени, свести кражу средств с применением скимминговых устройств почти к нулю. В связи с усовершенствованием технической защиты электронных средств платежа, а также с растущим количеством оплаты через сеть Интернет, интерес мошенников переключается на дистанционное банковское обслуживание.
В связи с усовершенствованием технической защиты электронных средств платежа, а также с растущим количеством оплаты через сеть Интернет, интерес мошенников переключается на дистанционное банковское обслуживание. Противодействие фактам мошеннических действий в данной связи затрудняется в первую очередь отсутствием оперативного взаимодействие правоохранительных органов и банковских организаций по вопросам информирования о выявленных фактах совершения операций с электронными средствами платежа без согласия клиента.

В случае, когда правоохранительным органам становится известно о данных фактах, не всегда происходит оперативное информирование банков. Поскольку мошенники совершают не единичные операции, а занимаются этим на постоянной основе, оперативное информирование банков способствует более быстрому пресечению данных действий.

Кроме того, стоит отметить, что подавляющее большинство фактов утечки конфиденциальной информации об электронных средствах платежа, позволяющих мошенникам совершить манипуляции по списанию средств, происходит не от сотрудников банка, а от лиц, которым принадлежит данная информация. Наиболее встречающаяся ситуация, когда граждане сами сообщают информации мошенникам: на телефон поступает звонок якобы от сотрудника службы безопасности банка, клиенту сообщается, что банком установлены подозрительные операции по движению средств на карте, уточняют номер банковской карты, был ли утерян в последнее время паспорт либо менялись паспортные данные, после чего просят уточнить срок действия карты и назвать СVV, а также кодовое слово. В силу низкой грамотности населения в вопросе безопасности, связанной с электронными средствами платежа, граждане сами сообщают мошенникам всю необходимую информацию, т.

е. самостоятельно предоставляют доступ к своим «виртуальным» денежным средствам.

Для минимизации случаев мошеннических действий совершаемых с использованием электронных средств платежа могут быть предприняты следующие меры:

  • Совершенствование работы банковских организаций по разработке стратегий информационной безопасности финансовых организаций.
  • Совершенствование законодательства, в части более чёткого определения элементов, относящихся к электронным средствам платежа.
  • Более четкое отграничение смежных составов преступлений таких как мошенничество с использованием электронных средств платежа и кража.
  • Внедрение на все устройства встроенных механизмов защиты информации при совершении операций с использованием электронных средств платежа как через сеть Интернет, так и через мобильные приложения и платежные программы.
  • Организация оперативного обмена информацией между финансовыми организациями и правоохранительными органами в части выявления и борьбы с преступлениями, связанными с использованием электронных средств платежа.
  • Усовершенствование просветительской работа банковских организаций направленной на повышение правовой, технической и финансовой грамотности населения в части безопасности при пользовании электронными средствами платежа.
  • Предоставление более широких прав финансовым организациям в части блокировки сомнительных операций на счетах клиентов, а также по возврату денежных средств, списанных со счета без личного согласия клиента.

Литература:

  • О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации: Федер.

    закон от 23.04.2018 № 111-ФЗ [принят Гос. Думой 10.04.2018] // Рос. газ., 2018.

    25 апр.

  • Обзор операций, совершенных без согласия клиентов финансовых организаций за 2021 год, https://cbr.ru/Content/Document/File/103609/Review_of_transactions_2019.pdf
  • О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации: Федер.

    закон от 29.11.2012 [принят Гос. Думой 23.11.2012] (по сост. на 03.07.2016) // Рос. газ., 2012. 3 дек

  • Федеральный закон от 27.06.2011 N 161-ФЗ (ред.

    от 27.12.2019) «О национальной платежной системе»

ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ОБМАНА КАК СПОСОБА СОВЕРШЕНИЯ МОШЕННИЧЕСТВА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЭЛЕКТРОННЫХ СРЕДСТВ ПЛАТЕЖА Текст научной статьи по специальности «Право»

Проблемы квалификации обмана как способа совершения мошенничества с использованием электронных средств платежа Малышева Ю. Ю.1 Ключевые слова: уголовное право, способ совершения преступления, обман, мошенничество, электронные средства платежа. Аннотация. Статья посвящена проблемам квалификации обмана как способа совершения мошенничества с использованием электронных средств платежа.

В статье раскрывается необходимость формулирования понятия обмана в преступлении, предусмотренном ст.

159.3 УК РФ. Автор рассматривает активный обман в мошенничестве с использованием электронных средств платежа как основной и единственный способ данного преступления, исходя из судебной практики и доктрины российского уголовного права. DOI: 10.21681/2226-0692-2018-4-31-33 Э ч^У лектронные средства платежа успешно вошли в обиход большинства людей.

Количество эмитированных платёжных карт, как и количество проводимых с их помощью операций, неуклонно растёт [1, с.4]. Увеличение объёмов использования банковских карт повлекло и рост числа преступных посягательств на собственность, совершаемых с их помощью.

Ростом таких преступлений было обосновано введение в Уголовный кодекс РФ (далее УК РФ) специального вида мошенничества, предусмотренного ст. 159.3 УК РФ «Мошенничество с использованием электронных средств платежа» [2, с.17]. Почти шесть лет применения данной нормы показали, что уяснение её содержания представляет трудности для практических работников, о чём свидетельствует противоречивая судебная практика по делам этой категории.

Почти шесть лет применения данной нормы показали, что уяснение её содержания представляет трудности для практических работников, о чём свидетельствует противоречивая судебная практика по делам этой категории. Подтверждает данную позицию и сам законодатель, изменив наименование рассматриваемой статьи в редакции Федерального закона от 23 апреля 2018 г. № 111-ФЗ и тем самым расширив предмет данного преступления, поскольку суды, квалифицируя деяния по ст.

159.3 УК РФ, по-разному определяли способ совершения преступления [3] , его предмет [4], а также иные признаки. Ст. 159.3 УК РФ устанавливает ответственность за мошенничество с использованием электронных средств платежа, т. е. хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием, совершённое с использованием электронных средств платежа.

Буквальное толкование диспозиции ч.1 ст. 159.3 УК РФ позволяет сделать вывод, что главными отличительными признаками рассматриваемого специального вида мошенничества являются такие признаки объ- ективной стороны преступления, как средство его совершения (электронные средства платежа) и основной способ его совершения (обман). В связи с этим вполне логичным выглядит интерес исследователей именно к данным признакам мошенничества с использованием электронных средств платежа.

Сложной, на наш взгляд, является проблема определения способа совершения рассматриваемого преступления. Исследователи выделяют следующие вопросы, связанные со способом совершения мошенничества, предусмотренного ст. 159.3 УК РФ: 1 является ли способ хищения, описанный в диспозиции ч.1 ст.

159.3 УК РФ, мошенническим обманом в общепринятом его понимании, и корректно ли было именовать описанные в данной норме действия мошенничеством? 1 если да, то в чём конкретно выражается обман в мошенничестве с использованием электронных средств платежа, какая это разновидность обмана (активный или пассивный обман)? Существенное практическое значение имеет вопрос о том, что следует понимать под обманом при совершении мошенничества с использованием электронных средств платежа, в чём же конкретно выражается данный способ совершения преступления применительно к преступлению, предусмотренному ст.

159.3 УК РФ. В науке уголовного права данный вопрос решается по-разному, и мы можем выделить две основные точки зрения.

Сторонники первой из них толкуют понятие обмана с использованием электронных средств платежа узко, полагая, что обман заключается не в факте использования электронных средств платежа, а в совершении виновным иных действий, направленных на введение в заблуждение определённых лиц. 1 Малышева Юлия Юрьевна, кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой уголовного права и криминологии Казанского филиала Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России), Российская Федерация, г.

Казань. E-mail: К вопросу типологии моделей ювенальной юстиции в зарубежных государствах. Так, по мнению С.А. Ворожцова, обман при использовании электронных средств платежа будет иметь место, когда используются, например, поддельные банковские карты, изготовленные на имя виновного, или когда используются подлинные банковские карты в сочетании с поддельными документами, удостоверяющими личность держателя карты [5, с.

51—54]. Сторонники второй точки зрения, напротив, полагают, что для признания наличия обмана достаточно того, чтобы виновный с умыслом на хищение использовал электронные средства платежа. Думается, что законных оснований для узкого толкования обмана в рассматриваемом специальном виде мошенничества нет.
Думается, что законных оснований для узкого толкования обмана в рассматриваемом специальном виде мошенничества нет.

В диспозиции ч.1 ст. 159.3 УК РФ в отличие, например, от диспозиции ч.1 ст. 159.2 УК РФ обман никак не конкретизируется, а значит, содержание данного термина законодателем не ограничивается. И судебная практика [6], и доктрина российского уголовного права [7, с.

202] признаёт обманом не только сообщение заведомо ложных сведений либо умолчание об истинных фактах, но и умышленные действия, направленные на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение. Следует отметить, что в зарубежных странах с развитой экономикой, в которых с проблемой незаконного использования электронных средств платежа столкнулись значительно раньше, чем в России, уже сам факт данного использования лицом, не имеющим на это право, расценивается как обман.

Например, в английском уголовном праве такого рода действия считаются созданием ложного представления (false representation) о наличии полномочий на использование карты и наказываются на основании раздела 15 (1) Закона о краже 1968 г., устанавливающего ответственность на получение чужой собственности путём обмана.

Поэтому мы соглашаемся со сторонниками второй из приведённых точек зрения, обратив внимание на то, что в данном случае имеет место не пассивный, а активный обман действием.

Таким образом, объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 159.3 УК РФ включает в себя: 1 активный обман действием; 1 изъятие предмета хищения у потерпевшего (например, списание денежных средств с банковского счёта держателя карты); 1 обращения предмета хищения в пользу виновного, торговой или иной организации.

Мы можем констатировать, согласившись с мнением М.В. Талан, что при характеристике преступлений в сфере экономики следует иметь в виду, что их яркой особенностью выступает связь с экономической политикой государства [8, с.

271]. В данном случае уголовно-правовые нормы отражают современную экономическую политику государства и даже обеспечивают её осуществление.

Поэтому повышенная изменчивость таких норм является вполне оправданной, поскольку с изменением экономических условий возникает необходимость в поддержании тех или иных изменений в экономике уголовно-правовыми средствами. Так, круг общественно опасных деяний, криминализированных в экономической сфере, постоянно меняется и в целом увеличивается. В результате в нашем уголовном законодательстве наблюдается наличие значительного количества специальных норм, с казуистичными, чрезмерно детализированными диспозициями, описывающими конкретные экономические деликты.

В настоящее время наблюдается переход от локальных противоправных проявлений в различных видах экономической деятельности к криминализации экономической системы общества в целом [9, с.6].

Такое положение свидетельствует о кризисном состоянии уголовной политики в сфере экономики, которая не всегда адекватно реагирует на происходящие изменения в экономической политике.

Тем не менее, на наш взгляд, следует конкретизировать обман как основной способ совершения мошенничества с использованием электронных средств платежа и определить преступление, предусмотренное ст. 159.3 УК РФ, следующим образом: мошенничество с использованием электронных средств платежа, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путём активного обмана (обмана действием).

Рецензент: Рыбаков Олег Юрьевич, доктор юридических наук, доктор философских наук, заведующий кафедрой Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА), г. Москва, Российская Федерация. E-mail: Уголовное право и криминология Литература 1.

Архипов А.В. Проблемы применения нормы о мошенничестве с использованием платёжных карт // Уголовное право.

2017. № 1 (январь-февраль) С.

4—11. 2. Малышева Ю.Ю. Обман в уголовном праве России: Монография. Казань: ИЦ Университета управления «ТИСБИ», 2017, 180 с. 3. Уголовное дело № 1-303/ 2016 // Архив Орджоникидзевского районного суда города Магнитогорска Челябинской области за 2016 г.; Архив Кондинского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа — Югры за 2014 г.

4. Уголовное дело № 1-56/ 2013 // Архив Кулебакского городского суда Нижегородской области; Уголовное дело № 1-448/ 2013 // Архив Мытищинского городского суда Московской области за 2013 г. 5. Ворожцов С.А. О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении или растрате // Закон.

2008. № 11. 6. Пункт 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 № 51

«О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»

// Бюллетень Верховного Суда РФ.

2008. № 2. Февраль. 7. Лопашенко Н.А.

Посягательства на собственность: Монография.

М.: Норма — Инфра-М, 2012. 8.

Талан М.В. Обеспечение национальной безопасности в экономической сфере уголовно-правовыми средствами // Материалы XI Российского конгресса уголовного права, посвященного памяти доктора юридических наук, профессора Владимира Сергеевича Комиссарова // Москва, 31 мая — 1 июня, 2018. 9. Мацкевич И.М. Организованная экономическая преступность // Мониторинг правоприменения.
9. Мацкевич И.М. Организованная экономическая преступность // Мониторинг правоприменения.

2016. № 1 (18) С. 4—10.

Мошенничество с использованием электронных средств платежа: некоторые проблемы правоприменения (часть 2)

 В данной научной статье исследуются некоторые проблемы применения ст. 1593 УК РФ. Так, рассматриваются различные точки зрения на непосредственный объект мошенничества с использованием электронных средств платежа, так как этот вопрос является дискуссионным, не имеющим доминирующего пояснения что под таковым понимать.

На основе исследованных пониманий непосредственного объекта рассматриваемого преступления, предложенных различными учёными, автором формулируется самостоятельное определение, учитывающее критику определений, предложенных другими. Помимо этого, подробно рассматривается предмет данного преступления. Подвергаются критике имеющиеся точки зрения на предмет мошенничества с использованием электронных средств платежа и в завершение автор предлагает признать одну из рассмотренных точек зрения правильной.

Ключевые слова: мошенничество с использованием электронных средств платежа, некоторые проблемы правоприменения, статья 1593 УК РФ.

Общественная опасность рассматриваемого преступления состоит в причинении при помощи электронных средств платежа имущественного ущерба собственнику или иному владельцу электронных денежных средств.

Родовым объектом мошенничества с использованием электронных средств платежа являются общественные отношения, обеспечивающие возможность нормального функционирования экономики. Видовым — общественные отношения собственности.

По поводу непосредственного объекта в уголовно-правовой литературе нет единого подхода к его определению. Один из авторов под таковым понимает общественные отношения, связанные с нормальным функционированием экономической деятельности государства и оборотом как непосредственно наличных денежных средств, так и безналичных [7, 112]. Конечно, с таким пониманием непосредственного объекта рассматриваемого преступления нельзя согласиться, поскольку здесь непосредственный объект мошенничества с использованием электронных средств платежа фактически отождествляется с видовым объектом преступлений, находящихся в главе 22 УК РФ «Преступления в сфере экономической деятельности».

В пользу этого свидетельствуют такие слова:

«нормальным функционированием экономической деятельности государства»

.

Также под непосредственным объектом мошенничества с использованием электронных средств платежа понимается собственность кредитной организации-эмитента и (или) собственность держателя расчётной (дебетовой) карты, но если же субъектом мошенничества используется кредитная карта, то непосредственным объектом будет являться собственность кредитной организации-эмитента [9, 404]. С данным определением непосредственного объекта также нельзя согласиться, поскольку здесь понимание непосредственного объекта сводится к собственности, что является некорректным.

Традиционно в теории уголовного права под объектом любого вида и любого преступления понимаются общественные отношения, обеспечивающие что-либо, а не сама категория, которую обеспечивают эти общественные отношения. Существует ещё одно мнение, что непосредственный объект мошенничества с использованием электронных средств платежа составляют общественные отношения, возникающие в сфере использования электронных средств платежа, в том числе удалённого доступа к банковскому счёту при помощи технических средств, позволяющего лицу оставаться анонимным и совершать преступление из любой точки мира, имея лишь доступ к сети Интернет [12, 210]. В данном определении, во-первых, не делается акцент на противоправный характер использования электронных средств платежа, во-вторых, не указывается на собственность в виде электронных денежных средств, которая похищается в результате неправомерного использования электронных средств платежа.

Ведь виновный имеет своей целью похитить электронные денежные средства, которые находятся на счету потерпевшего. А электронное средство платежа (его использование) выступает всего лишь средством для достижения цели.

Учитывая недостатки приведённых определений, можно предложить следующее:

«Непосредственный объект мошенничества с использованием электронных средств платежа — это общественные отношения, обеспечивающие невозможность причинения при помощи электронных средств платежа имущественного ущерба собственнику или иному законному владельцу электронных денежных средств»

.

Также в данном преступлении имеется и дополнительный объект применительно к ч. 3 ст. 1593 УК РФ (с использованием своего служебного положения). А. Г. Безверхов пишет: «служебные хищения чужого имущества относятся к числу двухобъектных преступлений.

Использование служебного положения при совершении хищений является посягательством на охраняемый законом дополнительный объект. Этим дополнительным объектом выступают интересы службы государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, в Вооружённых Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ, в коммерческих организациях независимо от формы собственности, а также некоммерческих организациях, не являющихся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением» [6, 102–103].

Как известно дополнительный объект преступления делится на два вида: обязательный (то есть всегда нарушаемый при посягательстве на основной объект) и факультативный (не во всех случаях нарушаемый при совершении преступления) [11, 85].

В данном случае дополнительный объект в рассматриваемом преступлении будет факультативным, поскольку не во всех случаях нарушается при совершении данного преступления.

Предметом мошенничества с использованием электронных средств платежа являются электронные денежные средства. В этой связи следует обратиться к Федеральному закону от 27.06.2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платёжной системе» за разъяснением, что понимается под электронными денежными средствами.

В ст. 3 данного закона даётся такое определение: электронные денежные средства — денежные средства, которые предварительно предоставлены одним лицом (лицом, предоставившим денежные средства) другому лицу, учитывающему информацию о размере предоставленных денежных средств без открытия банковского счёта (обязанному лицу), для исполнения денежных обязательств лица, предоставившего денежные средства, перед третьими лицами и в отношении которых лицо, предоставившее денежные средства, имеет право передавать распоряжения исключительно с использованием электронных средств платежа. Также поясняется, что: не являются электронными денежными средствами денежные средства, полученные организациями, осуществляющими профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг, клиринговую деятельность и (или) деятельность по управлению инвестиционными фондами, паевыми инвестиционными фондами и негосударственными пенсионными фондами и осуществляющими учёт информации о размере предоставленных денежных средств без открытия банковского счёта в соответствии с законодательством, регулирующим деятельность указанных организаций [2]. В настоящее время денежные средства делятся на: наличные, безналичные и электронные.

Потребность в переводе денежных средств и выдаче распоряжений о переводе возникает только в случае безналичных и электронных денежных средств, поскольку только для этих видов денежных средств характерно обязательное участие посредников между субъектами расчётов — операторов по переводу денежных средств, которым и выдают распоряжения о переводе безналичных или электронных денежных средств субъекты расчётов. Несмотря на то, что безналичные и электронные денежные средства нередко разграничиваются, есть основания назвать электронные денежные средства разновидностью безналичных, во всяком случае для целей уголовно-правовой квалификации. При этом следует условиться, что основным отличием является наличие у безналичных либо отсутствие у электронных банковского счёта, на который зачисляются и с которого переводятся денежные средства [13, 28].

Согласно п. 3 ст. 847 ГК РФ распоряжение денежными средствами, находящимися на счёте, может осуществляться с помощью электронных средств платежа, если это предусмотрено договором [1]. Что касается электронных денежных средств, то использование электронных средств платежа при их переводе является их обязательным, сущностным признаком, поскольку перевод электронных денежных средств возможен исключительно с использованием электронных средств платежа.

Так, п. 18 ст. 3 Федерального закона от 27.06.2011 г. № 161-ФЗ «О национальной платёжной системе» предусматривает, что клиент оператора по переводу электронных денежных средств имеет право передавать ему распоряжения исключительно с использованием электронных средств платежа [2]. Несмотря на то, что в приведённом пункте упоминается только перевод денежных средств, применение электронного средства платежа переводом денежных средств не исчерпывается.

В частности, электронные средства платежа могут использоваться для зачисления на счёт или снятия со счёта (выдачи) наличных денежных средств [5, 29]. Существует мнение, что предметом рассматриваемого преступления являются сами электронные средства платежа.

С этой позицией следует не согласиться, поскольку электронные средства платежа сами по себе никакой ценности не представляют, не считая затрат по себестоимости при их изготовлении.

Думается, электронные средства платежа являются средством или орудием совершения преступления. Вероятнее всего именно средством.

В пользу того, что электронные средства платежа не являются предметом преступления, свидетельствует также тот факт, что лицо в результате завладения таким средством не прекращает свои преступные действия, а, наоборот, продолжает её — стремится получить доступ к денежным средствам на счёте, к которому привязано средство.

Следует обратить внимание и на дискуссии, имеющиеся в уголовно-правовой литературе, применительно к предмету рассматриваемого преступления.

Так, неоднозначно решается вопрос о правомерности отнесения мошенничества с использованием электронных средств платежа к хищению.

Как известно, существует три признака предмета хищения: физический, экономический и юридический. При этом, физический признак имущества характеризуется осязаемостью последнего, наличием определённого объёмного выражения, наглядным восприятием (зрительно или с помощью тактильной чувствительности).

Не противоречит ли факт, что предметом мошенничества с использованием электронных средств платежа являются электронные денежные средства тому, что у имущества как предмета хищения обязательно должен иметься упомянутый физический признак? Согласно п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 г. № 48

«О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»

если предметом преступления при мошенничестве являются безналичные денежные средства, в том числе электронные денежные средства, то по смыслу положений п.

1 примечаний к ст. 158 УК РФ и ст. 128 ГК РФ содеянное должно рассматриваться как хищение чужого имущества [4].

Судебная практика на протяжении длительного времени стабильно поддерживала отнесение безналичных и электронных денежных средств к имуществу, а не к праву на имущество, тем самым признавая их предметом хищения, а не мошенничества в форме приобретения права на имущество, что нашло своё отражение в приведённом п. 5 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 г. № 48

«О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»

.

Таким образом, Пленум Верховного Суда РФ за вполне устоявшейся судебной практикой отверг прочно укоренившийся в учении о хищении физический признак имущества, которое только и может стать по мнению большинства представителей науки уголовного права, предметом хищения.

На основании этого следует признать, что отныне нужно либо более широко толковать физический признак предмета хищения, допуская возможность хищения электронных денежных средств, либо признать наличие исключения из этого признака. Также представляет интерес ещё один проблемный вопрос, связанный с возможностью включения в предмет рассматриваемого преступления криптовалюты.

Как пишет В. В. Мозжерина:

«в нашей повседневной жизни помимо названных электронных средств платежа при совершении мошенничества используется криптовалюта как предмет преступного посягательства»

[8, 144]. До внесения изменений в ст. 128 ГК РФ Федеральным законом от 18.03.2019 г. № 34-ФЗ

«О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 Гражданского кодекса Российской Федерации»

[3] в уголовно-правовой литературе существовали следующие точки зрения.

Аргументы сторонников непризнания криптовалюты объектом гражданского права, по мнению В. А. Перова, сводятся к следующему: так как в настоящее время криптовалюта не определена в ГК РФ как самостоятельно обособленный объект гражданского права, она таковым не является, а если она не представляет собой объект гражданского права, то и предметом преступного посягательства она являться не может [10, 55]. С точки зрения В. В. Мозжериной: «если такой феномен как криптовалюта стал часто и на протяжении уже длительного времени использовался в повседневной жизни, стоит отметить, что как на национальном, так и на международном уровне, то нуждается в законодательном урегулировании.

По нашему мнению, игнорирование действующих норм права не приемлемо и следует признать, что криптовалюта наравне с другим имуществом является объектом гражданского права и, соответственно, предметом преступного посягательства» [8, 144]. Думается, указанные мнения утратили свою актуальность, поскольку обозначенный выше закон о внесении изменений дополнил ст. 128 ГК РФ тремя следующими объектами гражданских прав: безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги и цифровые права.

Интерес представляет третий объект — цифровые права. Несмотря на то, что каких-либо разъяснений, что понимать под цифровыми правами пока нет, представляется, что можно было бы включить в этот термин и криптовалюту. Таким образом, гражданское законодательство признало криптовалюту объектом гражданских прав, что позволяет признать её и предметом хищения.

Литература:

  • Безверхов, А. Г. Юридическая характеристика служебных хищений по современному уголовному праву России [Текст] / А. Г. Безверхов // Актуальные проблемы экономики и права. — Казань: Изд-во Татарский центр образования «Таглимат», 2008. — № 2 (6). — С. 102–107.;
  • Олейник, Е. Н. Проблематика отграничения кражи имущества с банковского счета от мошенничества с использованием электронных средств платежа [Текст] / Е. Н. Олейник // Балтийский гуманитарный журнал. — Тольятти: Изд-во Некоммерческое партнерство «Институт направленного образования», 2018. — Т. 7. — С. 403–406.;
  • Яни, П. С. Мошенничество с использованием электронных средств платежа [Текст] / П. С. Яни // Законность. — М.: Редакция журнала «Законность», 2021. — № 5. — С. 25–28.
  • Фролова, А. П. Отграничение мошенничества с использованием электронных средств платежа от простого мошенничества [Текст] / А. П. Фролова // Материалы международной научно-практической конференции «Преступность в СНГ: проблемы предупреждения и раскрытия преступлений» (г. Воронеж, 23 мая 2018 г.). — Воронеж: ВИ МВД РФ, 2018. — С. 208–212.;
  • Перов, В. А. Квалификация действия лиц, совершающих преступления с использованием криптовалюты на территории Российской Федерации [Текст] / В. А. Перов // Российский следователь. — М.: Издательская группа «Юрист», 2018. — № 4. — С. 54–57.;
  • Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.11.2017 № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» [Текст] // Российская газета. — 2017. — № 280.;
  • Абрамова, Е. Н. Электронное средство платежа как комплексный объект гражданских прав [Текст] / Е. Н. Абрамова // Банковское право. — М: Издательская группа «Юрист», 2018. — № 1. — С. 22–32.;
  • Сташис, В. В. Непосредственный объект и его значение для квалификации преступлений [Текст] / В. В. Сташис, Н. И. Панов // Проблемы правоведения. Республиканский межведомственный научный сборник. — Киев: Вища шк. Изд-во при Киев. ун-те, 1989. — Вып. 50. — С. 83–91.;
  • Федеральный закон от 18.03.2019 № 34-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» [Текст] // Собрание законодательства РФ. — 2021. — № 12. — ст. 1224.;
  • Федеральный закон от 27.06.2011 № 161-ФЗ (с изм. и доп. от 15.09.2019) «О национальной платежной системе» [Текст] // Собрание законодательства РФ. — 2011. — № 27. — ст. 3872.;
  • Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ (с изм. от 03.07.2019) [Текст] // Собрание законодательства РФ. — 1996. — № 5. — ст. 410.;
  • Мозжерина, В. В. Проблемы ответственности за мошенничество с использованием электронных средств платежа [Текст] / В. В. Мозжерина // Сборник материалов VI Международного научно-спортивного фестиваля курсантов и студентов (г. Пермь, 13–18 мая 2021 г.). — Пермь: ПИ ФСИН, 2021. — С. 120–122.;
  • Матвиенко, К. А. Актуальное состояние статьи 1593 УК РФ «Мошенничество с использованием электронных средств платежа» [Текст] / К. А. Матвиенко // Материалы международной научно-практической конференции «Наука сегодня: фундаментальные и прикладные исследования» (г. Вологда, 26 сентября 2018 г.). — Вологда: ООО «Маркер», 2018. — С. 111–112.;

Генеральная прокуратураРоссийской Федерации

Статьей 159.3 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за мошенничество с использованием электронных средств платежа. Средством совершения данного преступления является поддельная или принадлежащая другому лицу кредитная, расчетная, иная платежная карта. Используя названное средство для совершения мошенничества, виновный приобретает имущество, услуги и т.п.

за счет принадлежащих держателю карты средств. Потерпевшим от такого мошенничества является владелец счета, с которого списываются денежные средства, т.е. при совершении преступления, предусмотренного ст.

159.3 УК РФ, виновный с использованием не принадлежащей ему карты, расходует средства ее держателя вопреки воле лица, которому эти средства принадлежат. Обогащаясь за счет средств владельца счета, виновный совершает с использованием поддельной или принадлежащей другому лицу банковской карты преступление путем обмана уполномоченного работника кредитной, торговой или иной организации.

При этом виновный, при расчете за приобретенные товары или оказанные услуги, не принадлежащей ему банковской картой, сообщает заведомо ложные сведения о принадлежности данному лицу такой карты на законных основаниях или умалчивает о незаконном владении им платежной картой. Мошенничество, совершенное без квалифицирующих признаков, наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на срок до трех лет.

Совершение мошенничества с использованием электронных средств платежа группой лиц по предварительному сговору или с причинением значительного ущерба гражданину, предусмотренное ч. 2 ст.159.3 УК РФ, наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового. Квалифицирующим признаком ч.3 данной статьи является совершение мошенничества лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, за которое предусмотрено максимальное наказание на срок до шести лет лишения свободы со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

Мошенничество, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере, наказываются лишением свободы на срок до десяти лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового. Посмотреть новость на региональном сайте Прокуратуры

Ст.159.3 УК РФ «Мошенничество с использованием электронных средств платежа»

→ → → Ст. 159.3 (Мошенничество с использованием электронных средств платежа) Популярность и удобство безналичных расчетов привлекают не только обычных граждан, но и мошенников.

Пример тому – статистика. Так, в первой половине 2021 года мошенничества с использованием электронных средств платежа, что в 8 (!) раз больше, чем в аналогичном периоде 2018 года. Отметим, что преступление, предусмотренное , является одной из самых сложных и тяжело расследуемых форм хищения, поэтому деяние отличается высокой степенью латентности.

  • Объект: отношения собственности. В качестве дополнительного объекта можно рассматривать общественные отношения в сфере обеспечения бесперебойного, эффективного и доступного оказания услуг по переводу денежных средств.
  • Субъект: вменяемое физлицо, достигшее возраста 16 лет.
  • Объективная сторона: хищение чужих денежных средств посредством использования электронных средств платежа. Под электронным средством платежа подразумевается такое средство или способ, которые позволяют гражданину составлять, удостоверять и передавать распоряжения в целях осуществления перевода денег в рамках применяемых форм безналичных расчетов с использованием информационно-коммуникационных технологий, электронных носителей информации, в том числе платежных карт, а также прочих технических устройств (). К ним относятся не только банковские карты, но и, например, электронные кошельки.
  • Субъективная сторона: только прямой умысел, цель – корыстная.

Отметим, что ранее рассматриваемая статья закрепляла ответственность только за мошенничество с использованием банковских карт. С 4 мая 2018 года диспозиция статьи претерпела изменения.

  1. использование при совершении преступления своего служебного положения, а равно крупный размер похищенного (более 250 тысяч рублей);
  2. совершение преступления группой лиц, а равно с причинением значительного ущерба гражданину (определяется с учетом имущественного положения последнего, но не может быть менее 5 тысяч рублей);
  3. совершение деяния организованной группой субъектов, а равно особо крупный размер похищенного (более 1 млн рублей).

«Мошенничество с использованием электронных средств платежа может совершаться самыми разнообразными способами.

Например, при фишинге злоумышленник изготавливает поддельный сайт банка, очень похожий на официальный ресурс. Жертва, не заподозрившая обмана, вводит в соответствующие поля данные своей пластиковой карты, пароль и логин. Полученная информация позволяет преступникам легко снять деньги со счетов потерпевшего.

Также распространено использование скиммеров и даже поддельных банкоматов, с помощью которых злоумышленники узнают ПИН-код и номер карты».

Наказания за простое мошенничество с использованием электронных средств платежа альтернативные:

  1. до 360 часов обязательных работ;
  2. до 2 лет ограничения свободы;
  3. до 1 года исправработ;
  4. до 3 лет лишения свободы.
  5. до 2 лет принудительных работ;
  6. до 120 тысяч рублей штрафа (или в размере заработка виновного лица за период до 1 года);

Отметим, что с 2018 года вместо ареста теперь используется лишение свободы. При наличии отягчающих обстоятельств наказание, разумеется, ужесточается. Так, если физлицо совершило хищение в особо крупном размере, то его может ожидать лишение свободы на срок до 10 лет.

В качестве дополнительного наказания может применяться штраф в размере до 1 млн рублей или ограничение свободы на срок до 2 лет. Несмотря на то, что мошенничество с использованием электронных средств платежа – трудно расследуемое преступление, это не значит, что злоумышленники гарантированно могут избежать наказания.

Приведем реальные примеры. В 2012-2013 году организованная группа лиц, состоящая из 22 участников, при помощи специальных устройств, устанавливаемых в банкоматы (скиммеров), похитила у граждан в Санкт-Петербурге почти 13 млн рублей.

От действий преступников пострадало 116 человек. Практически все виновные получили реальные сроки: так, два руководителя получили по 15 лет колонии и штрафы в размере 700 тысяч рублей. рассматривалось в течение 38 месяцев.

И другой случай. Житель Новосибирской области нашел чужую пластиковую карту и в тот же день путем бесконтактной оплаты приобрел себе продукты питания и одежду на сумму 4,5 тысячи рублей. Работникам магазина мужчина не сообщил, что карта ему не принадлежит. С учетом ранее вынесенных в отношении гражданина приговоров 2 года и 5 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

по ст.159.3 УК РФ обязательно нужен лицу, подозреваемому или обвиняемому в совершении преступления. Защитник использует все законные способы, чтобы избежать привлечения его Доверителя к уголовной ответственности, а если это невозможно, то будет способствовать тому, чтобы гражданин получил максимально мягкие сроки.

Учитывая специфику преступления, все возможности для этого есть.

Что касается потерпевших, то адвокат поможет добиться возбуждения дела, привлечения виновных к справедливой ответственности, а также возмещения ими причиненного ущерба.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+